Матчын Рух 328

Пишут на других сайтах о движение «Матчын Рух 328»

«Где твоя закладка?»

Матери кричат, но их не хотят слышать.

Почему матери и жены осужденных, понимая, что наркотики — зло, протестуют и требуют смягчения наказания и сокращения сроков?

Кажется, на эту тему сказано уже все, что только можно…

Лукашенко вдруг заговорил о просчетах и ошибках власти. Или не вдруг?

«Матери 328» начали голодовку, требуя встречи с Лукашенко.

Основное наше требование остается неизменным еще с прошлого года — встреча с президентом страны. Это самое основное, потому что, я думаю, если бы он встретился с матерями, мы могли бы ему очень многое рассказать. Тем более сейчас, когда произошла отставка министра внутренних дел Игоря Шуневича

Матери-328 завтра прекращают голодовку. Они пойдут в Администрацию президента.

Актывісты Руху маці 328 распачалі галадоўку з патрабаваннем зменаў заканадаўства

У вёсцы Востраў, Пухавіцкага раёну Віцебскай вобласці, актывісты Руху маці 328 распачалі галадоўку. Удзельнікі акцыі патрабуюць змяніць антынаркатычнае заканадаўства ў краіне. Змены, якія анансаваныя да разгляду ў Палаце прадстаўнікоў падчас паседжання 13 чэрвеня яны лічаць недастатковымі.

Палата прадстаўнікоў яшчэ можа перагледзець артыкул 328

Палата прадстаўнікоў яшчэ можа перагледзець артыкул 328

У Палаты прадстаўнікоў яшчэ ёсць шанец перагледзець артыкул 328 Крымінальнага кодэксу, наперадзе яшчэ тры дні, калі могуць адбыцца слуханні. Пра гэта са спасылкай на словы намесніка старшыні парламенцкай камісіі па нацыянальнай бяспецы Васіля Чэкана распавяла ўдзельніца руху “Маці 328” Ларыса Жыгар. Яна адзначыла, што верыць у станоўчы вердыкт, які зменіць заканадаўства ў гэтай галіне.

Актывісткі “Матчынага руху” праяўляць салідарнасць з журналісткай (+ фота).

Мать — активистка осужденного за наркотики: Эта власть не работает.

«Я приняла это решение потому, что за два года борьбы за сына, получая на все наши обращения к представителям власти «ответы под копирку», убедилась, что депутаты не хотят или бояться менять законы. Я хочу попробовать сломать эту систему изнутри, – говорит Татьяна. – И хочу обратиться к госпоже Ермошиной. В прошлом году вы сказали, что матери осужденных пытались влезть во власть. Я вам отвечу: да, пытались и будут пытаться. Потому что эта власть не работает».

Три “матери 328” прекратили голодовку.

В Минске прошёл санкционированный митинг за смягчение «наркотической» статьи

«Теперь ваши погоны — это ваше достоинство. Если вы 14-16-летнего подростка поймали для того, чтобы получить погоны, то поймите, что вы ломаете жизнь и себе, и детям. < ...> Я буду баллотироваться в депутаты и мне очень нужна ваша поддержка».

«Гэта дзеці, якія вырасьлі пры яго ўладзе». Што б сказалі Лукашэнку маці зьняволеных.

«Маці 328» правялі пікет у Менску

Дазволены ўладамі пікет «Маці-328» адбываецца ў Кіеўскім сквэры ў Менску. Сваякі зьняволеных за незаконны абарот наркатычных рэчываў выйшлі на акцыю, каб прыцягнуць увагу да несправядліва вялікіх, на іх думку, тэрмінаў, якія атрымліваюць іх дзеці па «антынаркатычным» артыкуле.

Наркоманы – это больные, а не преступники! Предложения МЦГИ «Наш Дом» по изменению «наркотических» статей УК.

Обращение к Александру Лукашенко ? Не могу молчать.

Каждая мама желает лучшего будущего своему ребенку. Матери, чьи дети были осуждены на десятки лет заключения по «наркотической» статье 328, хотят того же. Но каким будет это будущее, если за решеткой им суждено провести, порой, больше, чем они прожили? В спецвыпуске нашего проекта «Не могу молчать» – обращение «Матерей-328» к главе государства.

Три “матери 328” прекратили голодовку.

Сквер — это вам не фонтан: Мингорисполком не разрешил митинг «Матерей 328».

«Нам позвонили из Мингорисполкома и сказали, что неправильно оформленая заявка. Мы написали, что хотим провести митинг в Киевском сквере, а надо было так, как на сайте Мингорисполкома написано: на «площадке у фонтана, расположенного в Киевском сквере». Мы подали шесть новых заявок. И добавили, что «у фонтана».

Наркоманы – это больные, а не преступники! Предложения МЦГИ «Наш Дом» по изменению «наркотических» статей УК.

В Беларуси намерены легализовать наркотики?

Родители, чьи дети на десятилетие и больше насильственно отправлены в качестве рабов в «Трудовые армии» (ИК) министра Шуневича на принудительную трудовую повинность за колючей проволокой, возмущены до предела: в Интернете распространена информация о легализации наркотиков для иностранцев.

Воспитательная колония №2: как живут подростки в месте на окраине Бобруйска, которое похоже на концлагерь.

“Мама-328” Юлия Островко: Желания заниматься острыми темами у UNICEF в Беларуси пока нет.

Юлия Островко, мать осуждённого несовершеннолетнего Эмиля Островко, за которого заступилась Amnesty International, рассказала о походе к руководителю представительства Детского фонда ООН (UNICEF) в Беларуси.

Пролистать наверх