Матери кричат, но их не хотят слышать.

 БелГазета 

На прошлой неделе в столичном Киевском сквере прошел необычный пикет. Его провели инициатива «Матери 328» и движение «Легалайз Беларусь». Кто это такие? Первая состоит из матерей и жен осужденных по ст. 328 УК (незаконный оборот наркотиков). «Легалайзы», в свою очередь, выступают за декриминализацию наркотиков в стране.

Матери кричат, но их не хотят слышать.
Фото: svaboda.org

Кажется, на эту тему сказано уже все, что только можно. Наркотики и психотропы – зло. Если не хочешь весить 50 кг и трястись на лестнице грязного подъезда, с «убитой» печенью и расширенными зрачками, в ожидании «ширки» – не стоит даже и притрагиваться. Еще одна перспектива – поехать в колонию на немаленький срок (8, 10, 15 лет…). Про это рассказывают в кино, на ТВ, в религиозных приходах – повсюду.

Почему же проблема остается нерешенной? Почему матери и жены осужденных, понимая, что наркотики – зло, протестуют и требуют смягчения наказания и сокращения сроков? В чем логика адептов декриминализации и есть ли она вообще? Давайте по порядку.

Хорошо помню, как в 90-х и начале 2000-х на каждом шагу висели плакаты с антинаркотической пропагандой, по каналам крутили соответствующие ролики, а каждый второй рок- или рэп-концерт был «против наркотиков». Но если ты растешь в депрессивном районе с обшарпанными панельками, а вокруг все пьют или нюхают клей (и это совсем не похоже на пляжи Майами из голливудских фильмов), никакой концерт тебя от наркотиков не отговорит. Просто так удобнее убежать от проблем, унять боль и обиду на весь мир.

И провести концерт легче, чем реформы, которые стали бы лучиком надежды среди постсоветской серости. А еще легче – ввести в качестве наказания за оборот наркотиков космические сроки. Представьте себе парня или девчонку, которые живут с родителями в свои 17-18 лет, про жизнь не знают ровно ничего, на вечеринке пробуют «косячок» и… едут в колонию лет на восемь. Если же в компании парень или девочка передают «косячок» соседу – это уже распространение, срок еще больше.

И тут – самое интересное. Во-первых, каким образом государство борется с наркотрафиком, сажая сопливых детей на огромные сроки? Неужели все эти юные отпрыски – наркобароны на манер Пабло Эскобара с финансовыми империями и миллионными прибылями? Что будет твориться в голове у подростка, которому в 18 лет впаяли «десятку», т.е. выйдет он, если отсидит «от звонка до звонка», в 28? Как думаете, он «перевоспитается» (забавно, что колонии у нас до сих пор считаются «исправительными» учреждениями) или вернется в социум озлобленным маргиналом с поломанной жизнью, обремененным знакомствами, навыками и привычками криминального мира?

Весь этот комплекс вопросов регулярно и задают государству «Матери 328». Намекают и на злоупотребления со стороны силовиков, которые зарабатывают звездочки на массовых задержаниях наркоманов, а не крупных наркоторговцев. Скажем, есть цыганка, которая продает наркотики. Оперативник знает про нее, но не арестовывает. Почему? Потому что удобнее периодически арестовывать клиентов этой самой цыганки и держать уровень показателей по раскрываемости. Удобно, правда?

Альтернативой жестким посадкам детишек «с пылью в кармане» (чаще всего фигурируют ведь не килограммы, а смешные объемы и дозы для личного употребления) могла бы стать грамотная профилактика. Дать урок, даже жесткий урок, но не ломать жизнь, не вычеркивать из социума, дать шанс все-таки стать нормальными членами общества. Во всяком случае, если речь идет про первый раз. Думаю, редкий 18-летний парень или девушка, проведя в изоляторе даже месяц, захочет потом опять попробовать травку или спайс.

Если в месседжах «Матерей 328» есть логика и их требования, в принципе, могли бы быть удовлетворены даже в нашей стране, то адепты «Легалайз Беларусь» идут дальше. Намного дальше. Ведь декриминализация фактически означает свободный оборот той же марихуаны. Активисты ссылаются на опыт некоторых западных стран, при этом забывают, что Беларусь не Голландия, а Лунинец не Лос-Анджелес.

Ситуация чем-то напоминает дискуссии о свободном обороте и праве населения на владение оружием – как в тех же Штатах. Однако и правовая культура, и ментальность, и социально-экономическая среда у нас все же другие. Да, где-нибудь в Калифорнии дама бальзаковского возраста в аптеке по рецепту покупает медицинский каннабис, чтобы снять боль после химиотерапии, но это совсем не значит, что у нас в случае легализации все будет выглядеть именно так. При негативном раскладе легкий наркотик запросто может стать ступенькой к более тяжелым веществам, а количество зависимых от наркотиков граждан у нас в стране с 88 тыс. вырастет, скажем, до 150 – и это уже не шутки.

Что же делать? Может, ввести смертную казнь за продажу наркотиков, как в Сингапуре, где один из самых низких показателей употребления в мире? А может, как в некоторых американских штатах, разрешить употребление и хранение в минимальных объемах, оставив запрет на продажу? Или все-таки полностью легализовать оборот «травки», как в Чехии или Голландии?..

Тема непростая, как и любая, в которой замешаны жизни и здоровье тысяч людей. Здесь, похоже, не обойтись как минимум без широкой общественной дискуссии, где будут и медики, и представители МВД, и матери осужденных, и сами бывшие или сегодняшние наркоманы. Однако подобные дискуссии, как и все моменты, связанные с обратной связью, – пока, к сожалению, явно не самая сильная сторона нашего государства.

От себя могу добавить, что наркотики чем-то напоминают ядерное топливо. Создавались ведь они с конкретными, к слову сказать, позитивными целями – от шаманского транса до медицины. «Мирный атом» тоже должен был служить людям и снять принципиальные проблемы в сфере энергетики. Вот только, попадая не в те руки, и атом, и наркотики превращаются в глобальную угрозу. И до качественной атомной станции, и до марихуаны в аптеке просто нужно дорасти. А наш национальный ментальный возраст пока, похоже, на уровне детского сада: то коленку побьем, то обделаемся…

Алесь Киркевич

Отправить ответ

avatar
7777
  Подписаться  
Уведомить